Сталин и кибернетика

Советская власть плюс кибернетизация всей страны: как в СССР почти изобрели интернет

В издательстве Corpus выходит книга историка медиа Натальи Конрадовой «Археология русского интернета. Телепатия, телемосты и другие техноутопии холодной войны книге». Это история развития сетевых технологий в Советском Союзе и связанных с ними философских и научных концепций, а также возникновения рунета в постсоветской России. Как пишет автор во введении, «книга построена в основном по хронологическому принципу и затрагивает несколько периодов — 1920‑е, 1960‑е, 1990‑е годы, причем как в СССР и постсоветской России, так и в США. В ней много фактов, имен и дат, которые позволяют проследить историю технологий коммуникации в контексте истории техноутопий XX века». Публикуем фрагмент из главы, посвященной инженерам Анатолию Китову и Виктору Глушкову, которые пытались изобрести советский интернет, но встретили противодействие партийной номенклатуры.

В отличие от проектирования и производства ЭВМ советская кибернетика смогла выйти из догоняющего режима. Первоначальная идея теории управления принадлежала американскому математику Норберту Винеру. Советские компьютеры, без которых было невозможно строить кибернетические системы, сильно отставали от американских. И тем не менее советская кибернетика породила свою собственную, оригинальную и мощную техноутопию.

С середины 1950‑х до середины 1960‑х события происходили очень быстро. Ключевой фигурой перехода от строительства отдельных ЭВМ к созданию компьютерной сети стал инженер-полковник Анатолий Китов. В начале 1950‑х он работал военным представителем в Специальном конструкторском бюро 245, где в этот момент проектировали первую серийную советскую ЭВМ «Стрела». В спецхране СКБ-245 Китов нашел книгу Винера «Кибернетика», увлекся идеей автоматизации управления и начал ее популяризировать, несмотря на официальную критику кибернетики как «буржуазной лженауки». В 1955 году в журнале «Вопросы философии» вышла статья Китова, Соболева и Ляпунова «Основные черты кибернетики», после чего она была наконец признана, а в журнале «Природа» — статья Исаака Брука «Об управляющих машинах». Год спустя Китов опубликовал книгу «Электронные цифровые машины».

В 1959 году Китов отправил письмо Хрущеву с предложением построить компьютерную сеть для усовершенствования системы управления национальной экономикой. Как считают историки советской IT, это письмо повлияло на последующие решения ЦК КПСС, в частности «о внедрении радиоэлектронной техники во все отрасли народного хозяйства» 15. Однако Китов не был удовлетворен результатами и через полгода после первого письма отправил второе. В нем излагалась подробная программа строительства единой сети. Но поскольку в этом же письме Китов критиковал Минобороны, в котором состоял на службе, его программа не нашла поддержки, а чиновники Минобороны обиделись на критику, и Китов был уволен.

«Определимся в дефинициях»

Едва ли сотая часть дураков, рыдающих о «преследовании кибернетики», хотя бы смутно догадывается о том, что же такое кибернетика и уверена, что это если не система бухгалтерского учета в кибуцах, то наверняка супруга невинно репрессированного выдающегося еврейского профессора Кибера, которого уже нет — из-за преследования Сталиным, конечно.

Сотая от сотой части, доползшая до диплома о высшем образовании, уверена, что научным «отцом кибернетики» является американец Винер. Извините, ошибочка вышла. От отношений Винера с наукой она ничего не родила, а если родила, то нечто совершенно иное. Потому что кибернетика, как открытие, научная идея, родилась за две тысячи лет до рождения Винера.

Термин «кибернетика» ввел древнегреческий ученый Платон как науку управления особыми объектами, имеющими в своем составе людей — эти объекты он называл «гиберно». Это могла быть и административная единица — земля, заселенная людьми, и корабль. По Платону, построенный и снаряженный корабль — это просто вещь, а вот корабль с экипажем — это уже «гиберно», которым должен управлять специалист — «кибернет», кормчий, по-русски. Если исходить из того, что человек — биологически, по крайней мере, то же животное, то становится ясным, откуда взялось название книги Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». Новое, как говорится, это хорошо забытое старое.

Кстати, обрусевшие слова «губернатор», «губерния», «гувернер» — все происходят от термина, который ввел Платон. Да и английское government — правительство, имеет тот же генезис.

Напомним, что кибернетикой — в исходном, платоновском смысле, в начале XIX века занимался Ампер, поместивший ее на третье место в своей классификации наук, а чуть позже него — блестящий польский ученый Болеслав Трентовский.

И если мы говорим о Сталине, то надо помнить, что он был совершенный, полный, идеальный кибернет — в платоновской формулировке. Потому что еще в те времена шел спор между Платоном и Аристотелем о форме правления: Аристотель считал, что управление государством должно строиться на основе законов, Платон оптимальным считал управление на основе решений кибернета (правителя). И теория, и опыт показали, кстати, что платоновский подход более эффективен.

Сталин был энциклопедически образованным человеком, работы Платона (в отличие от нынешних полуграмотных демиков), изучал, систему управления строил как кибернетическую, поэтому говорить о «преследовании Сталиным кибернетики» — просто абсурд.

Определяясь в том, что же такое кибернетика, хотелось бы сослаться на мнение академика Глушкова, блестящего ученого, математика, инженера, эрудита и интеллектуала, глубочайшего знатока не только технических и математических дисциплин, но трудов Гегеля и Ленина. Он не выдавал себя за «отца кибернетики», но его вклад в кибернетику — не винеровская медная лепта, а полновесная золотая литра. Так вот, Глушков трактовал кибернетику, как науку об общих закономерностях, принципах и методах обработки информации и управления сложными системами, при этом ЭВМ трактовалась как основное техническое средство кибернетики.

На определении Глушкова и остановимся. Напомню только, что созданное им семейство ЭВМ «МИР» опередило на двадцать лет американцев — это были прообразы персональных компьютеров. В 1967 году фирма IBM купила «МИР-1» на выставке в Лондоне: у IBM был спор о приоритете с конкурентами, и машина была куплена для того, чтобы доказать, что принцип ступенчатого микропрограммирования, запатентованный конкурентами в 1963 году, давным-давно известен русским и применяется в серийных машинах.

Кто понимает кибернетику лучше Глушкова и сделал для кибернетики больше — пусть дает свое определение этой науке.

efield

Сталин и Кибернетика — история развития передовых советских компьютеров. Советские ЭВМ (кРАмола) [12:05]

кРАмола: Термин «кибернетика» ввел Платон как науку управления особыми объектами, имеющими в своем составе людей — эти объекты он называл «гиберно».

Это могла быть и административная единица — земля, заселенная людьми, и корабль. По Платону, построенный и снаряженный корабль — это просто вещь, а вот корабль с экипажем — это уже «гиберно», которым должен управлять специалист — «кибернет». Кормчий, если по-русски.

Кстати, обрусевшие слова «губернатор», «губерния», «гувернер» — имеют тот же корень.
Как и английское government — правительство.

С этой точки зрения Сталин был идеальный кибернет — в платоновской формулировке. Потому что еще в те времена шел спор между Платоном и Аристотелем о форме правления: Аристотель считал, что управление государством должно строиться на основе законов, Платон оптимальным считал управление на основе решений кибернета (правителя). И теория, и опыт показали, кстати, что платоновский подход более эффективен.

Сталин, как энциклопедически образованный человек, работы Платона изучал, систему управления строил как кибернетическую, поэтому расхожая фраза о «преследовании Сталиным кибернетики» — некорректна, и вот почему.

Академик Глушков, блестящий ученый, математик, инженер, трактовал кибернетику, как науку об общих закономерностях, принципах и методах обработки информации и управления сложными системами, при этом ЭВМ трактовалась как основное техническое средство кибернетики.

На определении Глушкова и остановимся. Напомню только, что созданное им семейство ЭВМ «МИР» опередило на двадцать лет американцев — это были прообразы персональных компьютеров.

В 1967 году фирма IBM купила «МИР-1» на выставке в Лондоне: у IBM был спор о приоритете с конкурентами, и машина была куплена для того, чтобы доказать, что принцип ступенчатого микропрограммирования, запатентованный конкурентами в 1963 году, давным-давно известен русским и применяется в серийных машинах.

Но заглянем ещё на 20 лет назад в прошлое до этой выставки.

По адресу Ленинский проспект, 51 в Москве можно увидеть утопающий в зелени деревьев типичный сталинский «дворец науки» — огромное здание с колоннами на фасаде. Это Институт точной механики и вычислительной техники имени С.А. Лебедева. Он создан в 1948 году для разработки электронных вычислительных машин — основного технического средства кибернетики, по определению Глушкова.

Директор Института математики и, по совместительству, вице-президент Академии наук Украинской ССР Лаврентьев написал товарищу Сталину письмо о необходимости ускорения исследований в области вычислительной техники, о перспективах использования ЭВМ.

Сталин, прекрасно ориентирующийся в перспективных направлениях науки, отреагировал немедленно: по его распоряжению был создан этот Институт — ИТМВТ — и его директором был назначен тот самый Лаврентьев.

Так формировались кадры. Такое вот было «преследование кибернетики». А ведь страна еще не оправилась от тяжелейшей войны, которая закончилась всего три года назад.

В том же 48 году под началом доктора физико-математических наук Сергея Алексеевича Лебедева в Киеве начинаются работы по созданию малой электронной счетной машины, или МЭСМ.

В конце 48 года сотрудники Энергетического института им. Кржижановского Брук и Рамеев получают авторское свидетельство на ЭВМ с общей шиной, а в 50-51 годах создают ее. В этой машине впервые в мире вместо электронных ламп используются полупроводниковые диоды.

В начале 49 года в Москве на базе завода САМ были созданы СКБ-245 и НИИ Счетмаш. В начале 50-х в Алма-Ате была создана лаборатория машинной и вычислительной математики.

Можно не сомневаться, что на самом деле делалось Сталиным для развития кибернетики намного больше — многое было засекречено, многое было забыто с годами и в соответствии указаниями «кукурузника» Хрущева, но и по этим фрагментам можно понять, что был запущен единый мощный кибернетический проект, охватывающий различные республики и научные учреждения.

И это речь идет только о цифровых ЭВМ — а ведь работа над аналоговыми машинами была начата еще до войны и в 1945 году первая в СССР аналоговая машина уже работала. До войны же были начаты исследования и разработки быстродействующих триггеров — основных элементов цифровых ЭВМ.

Кстати, этот триггер в 1918 году изобрел советский ученый Бонч-Бруевич.

Тот самый Михаил Александрович Бонч-Бруевич, который возглавил созданную по указанию В.И. Ленина Нижегородскую радиолабораторию (НРЛ).

Как Сталин «преследовал» кибернетику

Если проехать от метро «Ленинский проспект» несколько остановок на троллейбусе, то по адресу Ленинский проспект, 51 можно увидеть утопающий в зелени деревьев типичный сталинский «дворец науки» — огромное здание с колоннами на фасаде. Это ИТМВТ, Институт точной механики и вычислительной техники имени С.А. Лебедева. Он создан в 1948 году для разработки электронных вычислительных машин — основного технического средства кибернетики, по определению Глушкова.

М.А. Лаврентьев

Директор Института математики и, по совместительству, вице-президент АН УССР Лаврентьев написал товарищу Сталину письмо о необходимости ускорения исследований в области вычислительной техники, о перспективах использования ЭВМ. Сталин, прекрасно ориентирующийся в перспективных направлениях науки, отреагировал немедленно: по его распоряжению был создан ИТМВТ и его директором был назначен М.А. Лаврентьев. Кстати, вот эту, сталинскую школу воспитания кадров широко использовал Королев. У него была чеканная, воистину сталинская формула: «». Так формировались кадры. Такое вот было «преследование кибернетики». А ведь страна еще не оправилась от тяжелейшей войны.

И-23: данный принцип очень удобен для радикального решения проблемы критики процесса освоения фондов на деятельности по изобретению вечного двигателя.

В том же 1948 году под началом доктора физико-математических наук С.А. Лебедева начинаются работы по созданию МЭСМ (малой электронной счетной машины) в Киеве.

В конце 1948 года сотрудники Энергетического института им. Крижижановского Брук и Рамеев получают авторское свидетельство на ЭВМ с общей шиной, а в 1950-1951 гг. создают ее. В этой машине впервые в мире вместо электронных ламп используются полупроводниковые (купроксные) диоды.

В начале 1949 года в Москве на базе завода САМ были созданы СКБ-245 и НИИ Счетмаш. В начале 50-х в Алма-Ате была создана лаборатория машинной и вычислительной математики.

Можно не сомневаться, что на самом деле делалось Сталиным для развития кибернетики намного больше — многое было засекречено, многое было забыто с годами и в соответствии указаниями «кукурузника» Хрущева, но и по этим фрагментам можно понять, что был запущен единый мощный кибернетический проект, охватывающий различные республики и научные учреждения.

И это речь идет только о цифровых ЭВМ — а ведь работа над аналоговыми машинами была начата еще до войны и в 1945 году первая в СССР аналоговая машина уже работала. До войны же были начаты исследования и разработки быстродействующих триггеров — основных элементов цифровых ЭВМ. Для русофобов и антисоветчиков с особым удовольствием сообщаю, что триггер в 1918 году изобрел советский ученый М.А. Бонч-Бруевич.

Тот самый Михаил Александрович Бонч-Бруевич, который возглавил созданную по указанию В.И. Ленина Нижегородскую радиолабораторию (НРЛ).

И-23: самое время напомнить обзор «» и то, что научные работы *русского* (!) *основателя* науки не издавались с момента разгрома правых уклонистов и до завершающего этапа операции «Катастройка».

Всяческое и всемерное содействие было оказано, и в условиях экономической и информационной блокады, которую организовали капиталисты, в Нижегородской радиолаборатории создавались приборы, опережавшие на годы западную техническую мысль. Кстати, именно там, в НРЛ, в самом начале 20-х годов советским специалистом Олегом Владимировичем Лосевым был создан «кристадин» — прообраз современного транзистора и открыто свечение полупроводниковых кристаллов — светодиодов.

П.И. Паршин

Возвращаясь к теме «преследования Сталиным кибернетики» хотелось бы привести еще пару примеров.

Министром машиностроения и приборостроения СССР Сталин назначил П.И. Паршина, прекрасного специалиста и знатока своего дела. И вот, когда на совещании в ИТМВТ один из руководителей лабораторий, Л.И. Гутенмахер, предложил строить ЭВМ на электромагнитных бесконтактных реле (они намного надежнее электронных ламп, хотя работают медленнее), Паршин тут же придумал увеличить силу тока в питающей обмотке реле — а это позволило сократить число витков в обмотке до одного, значит, сделать реле технологичным, приспособленным для массового производства. Вот так, в процессе совещания, делается важнейшее, принципиальное изобретение. Вот какие кадры занимались у Сталина кибернетикой. Можно ли вообразить, что какой-нибудь путинский министр настолько знает свое дело, что способен предложить революционное техническое решение? А у Сталина министры дело знали.

А второй пример — из секретного протокола закрытого ученого совета института электротехники и теплоэнергетики АН УССР от 8 января 1950 года, где с докладом о ходе работ над ЭВМ выступил создатель МЭСМ С.А. Лебедев. Доклад был встречен с интересом, доброжелательно, вопросы задавались толковые, все старались помочь и поддержать. Но среди присутствующих был и некий бдительный академик Швец. По сути проекта он не высказался — наверное, так ничего и не понял. Но «со всей остротой» поставил вопросы о том, Лебедев «не борется за приоритет АН УССР по этой работе», «комплексирование работы проводится недостаточно». А самое главное, указал, что «не следует использовать в применении к машине термин «логические операции», машина не может производить логических операций; лучше заменить этот термин другим».

Вот и вся история «преследования кибернетики». Обычные склоки и интриги среди ученой братии. Технари делали машины, двигали прогресс, а «философы», которые ничего не умели делать, бдительно бдили, чтобы кто не подумал, что машина может думать или хотя бы производить логические операции.

И-23: критиканец сам не понял, что продемонстрировал лишь непонимание реального прототипа буржуазной лженауки на примере значения скелетных форм, разрабатываемых критикуемой «философией» (которую согласно той же гипотезе следует списать в кунст-камеру). Негативные же проявления деятельносити «философов» суть следствие строго специализации на привилегированном труде, т.е. нарушении .

Кибернетическое государство

Чтобы лучше понять мотивацию советских ученых, приведем определение кибернетики из Википедии. На наш взгляд, оно построено весьма удачно:

Кибернетика — наука об общих закономерностях получения, хранения, преобразования и передачи информации в сложных управляющих системах, будь то машины, живые организмы или общество.

Тем не менее, вплоть до начала 1950-х годов кибернетика в СССР считалась «буржуазной лженаукой». В самом начале 1950-х Анатолий Китов, инженер-полковник и один из пионеров отечественной кибернетики, получил возможность ознакомиться с книгой выдающегося американского математика Норберта Винера «Cybernetics», что определило всю его дальнейшую работу. В течение нескольких лет Китов, Ляпунов и немногочисленные «соратники кибернетики» добивались хотя бы первой публикации их фундаментальной статьи «Основные черты кибернетики».

Выдержка из Краткого философского словаря СССР, fotoru.info

К середине 1950-х А.И. Китов возглавил им же созданный вычислительный центр при Министерстве обороны СССР и предложил создать Общегосударственную автоматизированную систему управления на основе ЕГСВЦ (Единой государственной сети вычислительных центров). В частности, он отметил существенное отставание от США в области производства компьютеров. Первые же труды Китова в области автоматизации управления на основе применения ЭВМ датируются 1956 годом: тогда в свет вышла его книга «Электронные цифровые машины», первый отечественный «учебник» по ЭВМ и программированию, доступный широкому читателю. Эта работа наделала немало шума в научном сообществе и фактически совершила переворот в понимании возможностей ЭВМ.

В работе «Электронные вычислительные машины», которая была опубликована в 1956-м году, Китовым подробно изложены перспективы комплексной автоматизации информационной работы и процессов административного управления, включая также управление производством и решение экономических задач.

Под руководством А. И. Китова в 1958 году была разработана на тот момент одна из самых мощных в мире ламповая ЭВМ «М-100», производившая 100 000 операций в секунду.
В 1959 году было принято совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР об ускоренном создании новых ЭВМ. Тем не менее, идея Китова о создании единой сети поддержки от государства не получила.

Следующий, более детальный проект Китова, получил название «Красная книга». В нем описывалось создание общесоюзной сети ВЦ двойного назначения: для управления экономикой в мирное время и вооруженными силами — в «особые периоды».

Тем не менее, критика состояния дел в Министерстве обороны СССР обеспечила резко негативное отношение к его идеям со стороны руководства МО и работников ЦК КПСС, что в итоге привело к исключению Китова из партии и снятию с занимаемой должности.

Здесь, пожалуй, и нам стоит критически отнестись к такому решению высшего руководства: Китов ясно понимал, как можно изменить подход не только к мирным, но и военным задачам прогрессивными методами. Биография Китова позволяет судить о его компетентности: в 1941 году в звании младшего лейтенанта Китов был призван на фронт, а закончил войну в Германии в 1945, после чего был принят на факультет реактивного вооружения Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского, который в 1950 году с отличием закончил.

Но если же взглянуть на решение об отстранении Китова со стороны ЦК КПСС, нетрудно просчитать и мотивацию партийных работников: прогрессивный ученый предлагает построить совершенно монструозную систему, для внедрения которой потребуются колоссальные денежные ресурсы, а результат работы появится не слишком скоро. Могут и головы полететь.

С рядом интересных дополнений к этой теме, которые не вошли в эту статью, вы можете ознакомиться в статье С.Б. Огаджаняна.

Тем не менее, идея, предложенная Китовым, вовсе не была забыта и отвергнута. Согласно программе КПСС, утвержденной в 1961 году, кибернетика должны была стать одним из главных средств развития страны. ЭВМ планировалось задействовать едва ли не во всех отраслях промышленности, в строительстве, научных исследованиях и планировании. Если в начале кибернетикой занималась лишь небольшая группа ученых, то к концу 1960-х изыскания в области кибернетики проводились более чем 500 институтами. Без сомнения, вопрос автоматизации ручного труда и, соответственно, повышения эффективности не просто организаций, но целого государства стоял весьма остро и активно поддерживался правительством СССР.

Чтобы не быть голословными, приведем ниже цитаты Акселя Ивановича Берга, одного из основоположников школы биологической кибернетики в СССР и председателя научного совета по вопросу «Кибернетика» при президиуме АН СССР.

Во всех случаях, когда происходит развитие какого-либо процесса и им необходимо управлять для достижения определенной цели в заданное время, люди пользуются методами, которые за последние годы названы, следуя Амперу, кибернетическими. Таким образом, кибернетику можно назвать наукой о целеустремленном управлении развивающимися процессами.
А. И. Берг, доклад на заседании Президиума Академии наук СССР 10 апреля 1959 г.

Принято считать, что технический прогресс связан с возможностью широкого применения автоматов там, где раньше господствовал ручной труд… Таким образом, главным признаком перехода к автоматизации является устранение человека и замена его автоматом, выполняющим, по задуманной человеком программе, определенные целеустремленные операции. Наиболее убедительным примером являются, конечно же, автоматические телефонные станции, высвободившие огромное количество обслуживающего станции ручного управления персонала.
А.И. Берг, Мысли об автоматах и кибернетике, 23 апреля 1959 г.

Для построения самых первых сетей планировалось использовать уже существовавшие в стране компьютеры и коммуникации. В частности, для организации централизованного сбора и обработки статистических данных предлагалось использовать ресурсы и каналы систем ПВО и ПРО.
Тем не менее, говоря о сколь угодно значимом событии в истории СССР, нельзя обходить вниманием параллельные исследования США, о которых было известно советским ученым и политикам.

В предыдущей статье мы уже говорили о том, что США в те же годы работали над созданием собственной сети, устойчивой к повреждению отдельных участков. В частности, именно тогда была сформирована и внедрена технология packet switching.

Заметный советский ученый Александр Харкевич в 1962 году опубликовал в журнале «Коммунист» статью, посвященную роли информации в современном обществе. Чтобы не приводить цитаты в виде косвенной речи, делимся с вами текстом статьи в формате djvu (ссылка на скачивание архива объемом 7 Мб, статья находится на странице 496) и несколькими фотографиями того самого номера журнала.

Изображения взяты с сайта streetmarket.ru

В частности, в статье, помимо весьма прогрессивного взгляда на методы передачи, хранения и обработки информации, присутствует раздел, описывающий идею ЕСС, единой системы связи:

Железные дороги СССР образует железнодорожную сеть, единую в организационном и техническом отношениях. Совершенно естественно возникает идея о необходимости построения единой общегосударственной системы передачи информации, обеспечивающей все нужды страны… В стране, разумеется, существует уже система связи, и притом весьма обширная. Но эта система в будущем (а отчасти уже и сейчас) нас не может удовлетворить. … она территориально не полна … … пропускная способность по магистральным направлениям недостаточна. … существующая сеть не обладает ни организационным, ни техническим единством.

Ряд общих принципов, обсужденных в этой статье, уже нашел применение за рубежом. Но там эти принципы реализуются в виде специализированных систем узковедомственного назначения. Такова, например, крупная система «Сэйдж» (США), управляющая разветвленным комплексом противовоздушной обороны; имеется ряд систем, обслуживающих отдельные объединения промышленных предприятий, и т.п. Такой грандиозный замысел осуществим только в социалистическом государстве, в условиях планового хозяйства и централизованного руководства.

Тем не менее, здесь будет совершенно неправильно говорить о появлении «советского интернета» даже на уровне идеи. ЭВМ, существовавшие в СССР в те годы, лишь с огромной натяжкой можно было назвать персональными компьютерами. Разве что в ситуации, когда единовременно с ЭВМ взаимодействовал только один человек, а не десяток специалистов. Скорее, они напоминали грандиозные программируемые калькуляторы, основной задачей которых было производить специфические вычисления. И интернет «для людей» из них построить было невозможно, да и не планировалось.

Буквально в том же месяце состоялась встреча Алексея Косыгина с директором киевского Института кибернетики Виктором Глушковым, в ходе которой Глушков предложил план создания сети, объединяющей множество крупнейших центров обработки данных в крупных городах, к которой будут подключены несколько тысяч городов поменьше. Основной задачей нового проекта, получившего название ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации), как нетрудно догадаться, был централизованный сбор данных со всех производств и ведомств СССР. Оригинальная идея Китова была переосмыслена Глушковым (по некоторым данным, идея возникла у Глушкова самостоятельно) и, наконец, нашла отклик у высшего руководства.

Adblock
detector